Вологодские раскольники

21 Августа 2020

Бытует представление, что в наших вологодских краях когда-то жили раскольники или старообрядцы. Так ли это и что по этому поводу говорят архивы. Именно этому будет посвящен сегодняшний рассказ.
Да, действительно, это не ложь, а истинная правда – на территории вологодского края жили староверы. Все же их было не так много, как принято считать и распространены они были далеко не повсеместно. Однако, обо всем по порядку. Я не буду рассказывать трагическую историю раскола православной церкви, скажу лишь, что он начался в 1650-х годах в Москве и был следствием реформы патриарха Никона, направленной на внесение изменений в богослужебные книги и некоторые обряды в целях их унификации с греческими. Вполне закономерным стало то, что многие верующие не приняли реформу, связав ее с дьявольскими происками. Начались сопротивления и жестокие расправы над несогласными. Противники реформы, впоследствии получившие название «старообрядцы или раскольники», были преданы анафеме. Спустя время стали появляться старообрядческие группы, разделившиеся на многочисленные течения или как их называли – согласия. Кто-то, скрываясь, бежал на север в недоступные места, кто-то принимал нововведения Никона.
А что же в наших краях. Существует мнение, что раскольники жили в отдаленных уездах нашей губернии. Но на самом деле, как говорят архивные документы, порядочное число староверов было как раз вблизи от Вологды – на западе Вологодского уезда и в Череповецком уезде. Вообще Череповецкий край славился старообрядцами, существовали целые группы деревень, как тогда говорили, уклонившихся в раскол. Много староверов было в Вытегорском крае и в Белозерье.
Часть раскольников признавало священников (из своих), их называли поповцы, другие полностью отказались от священнослужителей и вошли в историю как беспоповцы. К 18 веку среди раскольников возникли десятки направлений, сект и групп. И вот тогда-то стали появляться действительно ереси, отошедшие даже от старообрядческих канонов. Раскол ширился. Вот некоторые из направлений, существовавших в Череповецком, Пошехонском, Вытегорском и Вологодском уездах:
- Филипповцы (или морельщики) – приверженцы одного из «беспоповских» направлений Филиппова согласия. Основателем филипповцев считается некий Фотий, беглый новгородский стрелок, впоследствии отшельник, принявший постриг под именем Филиппа. При нападении на поморские скиты сжег себя вместе с приверженцами в 1742 г. в срубе.
 - Спасовцы или Спасово согласие – тоже беспоповское направление. Их отличительной чертой было представление, что на земле воцарился Антихрист и Церкви Христовой больше нет. Также встречались Бегуны, не признающие общество, странники, отказавшиеся от взаимодействия с внешним миром.
Постепенно гонения на раскольников сошли на нет. Православная церковь к 19 веку старалась примириться с ними. Так, с 1800 года старообрядцам было предложено войти под юрисдикцию Православной церкви с сохранением старых обрядов. Самих же старообрядцев, перешедших в Синодальную церковь с сохранением своих канонов, книг и традиций, стали называть единоверами. Так появились Единоверческие церковные приходы.
В Вологодском уезде в Домшине (сейчас это Шекснинский район) была построена Николаевская Единоверческая Домшинская церковь, специально для старообрядцев. Однако, далеко не все соглашались стать единоверами.
Вот как описывал домшинских староверов наш земляк писатель Владимир Гиляровский, который родился и вырос невдалеке от этих мест: «В Домшине пробегала через леса дремучие быстрая речонка Тошня, а за ней, среди вековых лесов, болота. А за этими болотами скиты раскольничьи, куда доступ был только зимой, по тайным нарубкам на деревьях, которые чужому и не приметить…
Разбросаны эти скиты были за болотами на высоких местах, красной сосной поросших. Когда они появились – никто и не помнил, …старики и старухи в белых рубахах, в лаптях. Волосы подстрижены спереди челкой, а на затылке круглые проплешины до кожи выстрижены – «гуменышко» – называли они это остриженное место. Бороды у них косматые, никогда их ножницы не касались – и ногти на ногах и руках черные да заскорузлые, вокруг пальцев закрюченные, отроду не стриглись.
А потому, что они веровали, что рай находится на высокой горе и после смерти надо карабкаться вверх, чтобы до него добраться, – а тут ногти-то и нужны. Так все веровали и никто не стриг ногтей. Чистота в избах была удивительная. Освещение – лучина в светце... Посуда своей работы, деревянная и глиняная. Но чашка и ложка была у каждого своя, и если кто-нибудь посторонний, не их веры, поел из чашки или попил от ковша, то она считалась поганой, «обмирщенной» и пряталась отдельно».
Насколько достоверен рассказ Гиляровского сложно сказать. Но известно, что уже в советское время Поместный собор Русской православной церкви в 1971 году окончательно признал старые русские обряды спасительными, как и новые, и равночестными им.
В нашем архиве документов о старообрядцах сохранилось крайне мало, зачастую потомкам раскольников практически невозможно восстановить родословную. Их предки не приветствовали официальные таинства и поэтому не попали в документы.
Надо ли говорить, что любой раскол – это плохо. Только, когда он начинается, люди не понимают всю глубину трагедии, а когда, спустя столетия приходит осознание всей беды, уже практически невозможно что-либо изменить. А поиск виновных и причин произошедшего становится демагогией и бессмысленной идеей.

Илья Кузнецов

Д.Е. Жуков Спор о вере 1867 г.





Создание сайта: Дизайн студия ОРИГИНАЛ