[НЕ COVID-ом единым…]

18 Ноября 2021

Из истории вакцинации от оспы в Вологодской губернии.

Эдвард Дженнер прививает восьмилетнего Джеймса Фиппса от оспы. 1796 год Фото wikimedia.org

Оспа – это одна из очень заразных болезней. В дореволюционной России смертность от нее, по некоторым данным, достигала у взрослых 15%, у детей – 33%. Несмотря на то, что прививка от нее известна с 1774 года, болезнь   регулярно уносила тысячи жизней.

В России вакцинация от натуральной оспы началась при Екатерине II. Царица сама подала личный пример и сделала прививку. Немало известных деятелей умерло от этого заболевания, в том числе и из царственных особ. Например, 14-летний император Петр II. От оспы в XVII веке в России умирал каждый седьмой ребенок. За каждого привитого в эпоху Екатерины II давали серебряный рубль. Вакцинация шла массовыми темпами. Однако до Вологды она дошла не скоро. Прививка была платная. Денег у населения не было, бесплатно прививали мало, поэтому вспышки оспы бывали достаточно часто.

В 1810 году роль просветителей в области профилактики заболевания оспой среди населения отводилось благочинным церквей, которые были обязаны информировать своих прихожан о пользе привития не только самих себя, но и младенцев.

Вакцинированным от натуральной оспы выдавался специальный документ – свидетельство.

Лекарских учеников за успехи в прививании оспы награждали денежной суммой. Так, в фонде Канцелярии Вологодского губернатора имеется распоряжение Архангельского, Вологодского и Олонецкого генерал-губернатора А.Ф. Клокачева Вологодскому гражданскому губернатору от 12 мая 1820 года «выдать единовременное вознаграждение в сумме 100 рублей за успехи в прививании предохранительной оспы лекарским ученикам Вологодской губернии: Васильеву, Полякову, Аксентьевскому, Голубеву, Чиркову, Казанскому».

Вакцинация от оспы была активно налажена среди военных чинов. Так, в ноябре 1840 года вышло распоряжение начальника 1-го округа жандармов, генерал-лейтенанта Полозова об осмотре медицинской комиссией всех служащих в войсках нижних чинов и военных и прививании служащих, не имеющих признаков заболевания.

Свидетельство о наличии прививки от оспы было обязательным для  поступления на учебу в различные духовные училища Вологодской губернии.

Важность прививки описывает Николай Турупанов в книге «Дело, выбранное сердцем» (Вологда, 1993). В главе «Хранительницы милосердия», он пишет о женщине-докторе Надежде Антоновне Бантле, возглавлявшей Никольскую больницу Кадниковского уезда с 1885 по 1933 годы: «<…> по всей губернии среди детей была оспа. Спасала малышей только противооспенная прививка. Но вакцины прививочной не было. И молодая докторша организует в своем уезде, впервые в губернии, производство противооспенной вакцины. Сотни жизней спасло лекарство доктора Бантле!».

Крестьяне часто с недоверием относились к таким нововведениям и не пускали лекарей к своим детям. Так, в фонде Кадниковского уездного суда имеются дела, иллюстрирующие эту проблему. Например, 24 февраля 1835 года старший лекарский ученик Алексей Ушаков рапортовал о том, что от правления он был назначен в село Степановское и деревню Ножевницу Кадниковского уезда для привития оспы детям крестьян и не был допущен некоторыми из них в свои дома. По показаниям Ушакова, крестьяне и их жены запирали дома, шантажировали самоубийством, поджогом своих домов, а также бросались драться. Кадниковский уездный суд рассматривал это дело и постановил наказание для сопротивлявшихся крестьян: «выдержать при Кадниковском городническом правлении на хлебе и воде одну неделю».

Не только крестьян, не желающих прививать своих детей, но и врачей, не выполняющих предписания врачебной управы о вакцинации, могли предавать суду: «<…> А Грязовецкому уездному лекарю Лобачевскому велеть немедленно отправиться в уезд и всемерно приложить старания к очищению оспою детей, коим оная не привита, о побуждении его к сему <…> внушить, что если им предписания сего в точности не будет исполнено, то он предан будет суду».

Не смотря на меры по вакцинации, вспышки эпидемии случались. Так, на заседании педагогического совета Вологодской Мариинской женской гимназии от 17 января 1891 года, в связи с постановлением Комитета общественного здравия о распространении в городе эпидемии натуральной оспы, постановили привить всем без исключения ученицам предохранительную оспу, а также закрыть классы на 6 дней. В 1898-м году такая ситуация произошла в Великоустюгском уезде. В связи с этим были приостановлены занятия в приходских училищах и женской прогимназии и проведена дезинфекция классных помещений. В ведомости об уровне заболеваемости отмечается, что на ноябрь 1898 года по Великоустюгскому уезду состояло заболевших 45 человек, 113 – вновь диагностированных, выздоровевших – 105, умерших – 11. Как пояснял в своем рапорте Вологодскому губернатору Великоустюгский уездный исправник, распространением эпидемии послужило предосудительное поведение и беспечное отношение к своим обязанностям земских врачей: «<…> в присутствии врача дезинфекция помещения не проводилась и прививка от предохранительной оспы прекращена <…> не посещает больных и никаких сведений Комитету общественного здравия не сообщает».

В 1905 году на заседании врачебного санитарного совета Кадниковского уезда отмечалось: «оспопрививание велось в течение 10 месяцев, перерыв был только в июле и августе по причине страдной поры у крестьян, когда все деревни пустуют, а ребятишек в избу не заманишь и калачом <...>». Всего было привито в первый этап 5207 детей, во второй – 415. По причинам болезни, отсутствия, маленького возраста 583 человека были не привиты.

Эпидемический фельдшер-медик IV-го курса А. Беляев в статье «Об эпидемии натуральной оспы по Никольской волости Вельского уезда за январь-март 1906 года» отмечал, что по словам местных жителей, «оспа у них не редкая гостья. Некоторые даже прямо утверждают, что оспа у них исправно появляется через каждые 8 лет». Также интересно его наблюдение: «Вообще относительно переноса заразы из деревни в деревню, из волости в волость, нужно сказать, что праздники и связанное с ними хождение в гости друг к другу, сыграли главную роль, что местными жителями установлено с несомненностью».

В докладе председателя Вологодской губернской земской управы А. Можайского по санитарному отделению за 1907 год отмечается, что «1907-й, как и 1906-й годы в смысле распространения и силы проявления заразных болезней, в том числе оспы, следует считать неблагополучными, потребовавшими командирования целых отрядов губернского санитарно-эпидемического персонала на борьбу с эпидемиями». Так, по сравнению с 1904-м годом, где был зафиксирован 431 заболевший, в 1907-м году этот показатель вырос в три раза – 1527 заболевших.

В 1912 году в копии постановления съезда врачей Кадниковского уезда, за подписью заведующего санитарным отделением, врача Н. Фавина, отмечена как необходимость развития благоустройства лечебниц, так и актуальность улучшения постановки оспопрививания в уезде.

10 апреля 1919 года в целях более успешной борьбы с эпидемией оспы и для улучшения существующей ныне постановки оспопрививания Совет народных комиссаров РСФСР выпустил декрет «Об обязательном оспопрививании» (ст. 199).

И он сработал! Оспа в СССР была практически ликвидирована. На борьбу с этим заболеванием ушло почти 150 лет.

 

Свидетельства об оспопрививании дореволюционного времени

 

 

главный архивист ГАВО                         Марина  Ильичева




КАУ ВО «ГАВО» © 2017| Все права защищены